Фиги Баха: во что превратилось олимпийское движение | Статьи

Фиги Баха: во что превратилось олимпийское движение | Статьи

Почетный член Международного олимпийского комитета (МОК) Герхард Гейберг заявил на текущей неделе, что европейские страны могут объявить бойкот Олимпиады-2024, если на нее будет допущена делегация от России. Слова малоизвестного спортивного функционера на пенсии не имеют особого значения для развития отношений с Россией. Однако они показательны с точки зрения структуры власти внутри МОК. Во что трансформировалась эта организация и какая роль отведена ее главе, Томасу Баху, — в материале «Известий».

Простой расклад

Прежде всего, стоит напомнить, что членами МОК, вопреки расхожему мнению, являются не олимпийские комитеты стран-участниц, а физические лица. Для сравнения: Генеральная Ассамблея ООН и конгресс ФИФА представлены всеми странами-участницами. Но сессия МОК — это 105 человек, 70 из которых не имеют никакого отношения к Олимпиаде в плане представления стран.

Во-вторых, единственный источник финансирования МОК — частный бизнес. Доля доходов от продажи прав на трансляции колеблется, по разным данным, от 43 до 73%.

В-третьих, большую часть денег от продажи прав на трансляции МОК получает от США, это главный рынок, практически в одиночку окупающий все затраты на проведение Олимпийских игр уже долгие годы. Если сложить теледоходы МОК от США и Европы, получится около $4 млрд. В Америке основной вещатель — компания NBC, в Европе — Discovery (владеет каналами Eurosport).

Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Joel Marklund

Наконец, у МОК 15 главных спонсоров, все они — транснациональные корпорации из США (5), Японии (3), Европы (4), Китая (2), Кореи: Coca-Cola, Visa, McDonalds, Procter&Gamble, Toyota, Intel и так далее. Точные объемы поступлений от каждой компании не публикуются.

Получается, что МОК — частная корпорация, не подконтрольная никому юридически, но при этом живущая на деньги от продажи эксклюзивных прав и частные спонсорские вливания.

Частное event-агентство

Приведенный набор фактов критически важен при оценке не только деятельности Томаса Баха на посту президента МОК, но и в принципе для понимания того, как функционирует вся система международных спортивных организаций, в особенности после распада СССР. Эти же факты прямо указывают на политическую ангажированность CAS, WADA и почти всех ключевых международных федераций.

То ли по незнанию, то ли из-за поверхностного подхода к проблеме, в России и мире укоренилось мнение, что Томас Бах, время от времени выдающий сентенции о допуске или недопуске России к Олимпийским играм (и обязательно в нейтральном статусе), что-то действительно решает. Каждая его реплика широко обсуждается, то давая надежду нашим олимпийским чиновникам, то вызывая яростный гнев патриотически настроенных политиков и граждан в целом.

До 1984 года МОК существовал за счет продажи сувениров, монет и прочего мелкого маркетинга. Но серия предельно убыточных Олимпиад, в том числе в Монреале-76 и Москве-80, поставившая само олимпийское движение на грань банкротства, вынудила тогдашнего президента МОК Хуана Антонио Самаранча пустить на игры крупный бизнес. А поскольку следующая Олимпиада проходила в Лос-Анджелесе, то первым пришел бизнес американский.

Томас Бах 

Фото: Global Look Press/Xinhua/Cao Can

Любопытно, что и после этого убытки многих городов-организаторов исчислялись миллиардами: Нагано, Ванкувер, Афины и Турин залезли в огромные долги, опустились в финансовую депрессию и годами приходили в себя. В то же время прибыль МОК (владельца телевизионных прав) только росла, а вместе со стоимостью этих прав и количеством видов спорта на Играх росла и стоимость проведения самих Олимпиад.

Кто платит, тот и заказывает музыку — народная мудрость четко объясняет ситуацию. Де-факто МОК — частное event-агентство, организующее при поддержке национальных филиалов большой международный спортивный корпоратив на частные спонсорские деньги, а Томас Бах — его нанятый директор.

Доктор Джекил

Замечено неоднократно: когда читаешь высказывания Томаса Баха, зачастую возникают вопросы о его здоровье.

Первая «личность» хочет вернуть Россию в олимпийскую семью, всё понимает, но сделать ничего не может — «связаны руки». Бах, мол, сам бывший спортсмен, еще совсем недавно жавший руку президенту России и хваливший блестящие игры в Сочи. Не давит, а сдерживает влияние Запада, сдавая позиции, отступая, но не позволяя разрушить всё до основания, оставляет России шанс. Бах подтверждает: «Необходимо, чтобы в Олимпийских играх принимали участие все страны, в том числе — и даже в особенности — конфликтующие».

спортсмены

Фото: ТАСС/Zuma/Jon Olav Nesvold

За слово «страны», подразумевающее флаг и гимн, ухватились некоторые российские чиновники, верящие, что еще можно решить вопрос компромиссами, по-человечески. Дескать, всё уляжется, не будем торопиться, а Бах — «наш сукин сын», он нам еще поможет.

Мистер Хайд

Вторая «личность» Баха — сознательный руководитель, агрессивный лоббист, планомерно и последовательно проводящий в жизнь «политику отмены»: «Наша цель — сделать так, чтобы спортсмены с российским паспортом, которые не поддерживают спецоперацию, снова участвовали в соревнованиях».

В этом случае уже не «страны», а только «спортсмены». Без герба и гимна. Подобные условия планировали применить на Уимблдонском теннисном турнире: распишись, что не поддерживаешь Владимира Путина и СВО на Украине, и можешь участвовать. Но на этот раз противодействие профильных организаций, ATP и WTA, оказалось слишком жестким: турнир лишили рейтинговых очков, а по иронии судьбы титул выиграли уроженцы Сербии и России, Новак Джокович и Елена Рыбакина.

Теннисистка Елена Рыбакина с Кубком Уимблдона

Теннисистка Елена Рыбакина с Кубком Уимблдона

Фото: Global Look Press/Xinhua/Han Yan

«Мы должны были рекомендовать не допускать русских и белорусских спортсменов и <…> запретить любую идентификацию их национальности», — отметил Бах.

Спорт — это политика

«Россия больше не будет верить ни США, ни Европейскому союзу, если и когда дело дойдет до возобновления диалога, то это возможно исключительно на основе равноправия и баланса интереса всех участников», — заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Нет основания считать, что законы информационной войны в спорте работают как-то по-другому. Вброшенные в мир скандальные поводы для давления на Россию, отработав свое, тихо забываются. В этом смысле история с малайзийским боингом и шпионские скандалы в Британии ничем не отличаются от допинговых войн «имени Родченкова».

Спортивный вектор войны с Россией сменит направление только вместе с политическим, экономическим и военным. А значит, откреститься тезисом «Спорт — это всего лишь игра, честное соревнование под флагом Пьера де Кубертена» — не получается. Выступление под нейтральным флагом — это национальное унижение, сказал в интервью «Известиям» спортивный обозреватель РЕН-ТВ Александр Кузмак.

олимпиада

Фото: ТАСС/Антон Новодережкин

— По большому счету это ничем не отличается от любой другой формы «отмены России». Нам предлагают отказаться от национальной идентичности. Для такой страны, как наша, это отказ от определенной части суверенитета. К тому же подобное условие не принесет России никакой выгоды с точки зрения дальнейшего общения с международными спортивными организациями, потому что по факту является не смягчением санкций, а попыткой бойкота целой страны и привлечения к нему ее граждан, — считает обозреватель.

Чем бы ни руководствовался Томас Бах, возглавляющий организацию, живущую на деньги частных спонсоров, он уже не сможет обеспечить ни равноправия, ни баланса интересов, а потому у России нет ни смысла, ни времени ждать. Более того, политические цели организованной МОК кампании достигнуты не были. Это подтвердил в интервью «Известиям» министр спорта РФ Олег Матыцин.

— Таких, скажем так, драматических событий в нашем спорте, я считаю, не произошло, на которые рассчитывали люди, которые принимали решения о санкциях. У спортсменов не появилось желания, как сначала говорили: вот они сейчас все разъедутся, они там сменят спортивное гражданство и так далее. Из ведущих спортсменов, из членов основного состава практически никто не сменил гражданства. Мы еще раз поняли, что это кризис, но кризис, как всегда мы говорим, — это время возможностей, — подчеркнул министр.

https://nashkursk.com/