Киргизский закон об НКО: что известно, все подробности

Киргизский закон об НКО: что известно, все подробности

Президент Киргизии Садыр Жапаров вступил в публичную перепалку с Госдепом США. Глава государства обратил внимание на двойные стандарты Вашингтона и посоветовал заокеанским чиновникам не вмешиваться во внутренние дела республики. Заявление стало ответом на письмо госсекретаря Энтони Блинкена, который выразил озабоченность из-за киргизского закона об НКО. «Известия» разбирались в ситуации.

Что сказал Жапаров

Госсекретарь США Энтони Блинкен в середине января отправил письмо президенту Киргизии Садыру Жапарову. Полный текст нигде не публиковался, известно о послании стало только в начале февраля. При этом в посольстве США факт переписки подтверждали. «Дипломатическое сообщение между нашими лидерами является нормальной частью двусторонних отношений», — подчеркивали в представительстве.

Согласно опубликованным в СМИ отрывкам, Блинкен выразил озабоченность из-за того, что киргизский парламент хочет принять закон об НКО. По словам главы Госдепа, нормативный акт ставит под угрозу доступ граждан к получению услуг в области здравоохранения и образования. «Некоторые американские партнеры настолько обеспокоены, что подумывают превентивно прекратить деятельность в Кыргызстане. Я призываю вас взвесить эти опасения и обсудить их с лидерами парламента», — говорилось в письме.

Фото: РИА Новости/Табылды Кадырбеков

12 февраля Садыр Жапаров отправил Блинкену ответное письмо. По словам президента, в республике спокойно работают десятки тысяч НКО, к которым у властей вопросов нет. При этом существует «небольшая, но громогласная» группа, которая распространяет «лживую информацию среди народа», а также спекулирует на своих трудностях и гонениях. Жапаров подчеркивает, что общество и государство должны видеть, откуда эти организации получают деньги и как их расходуют.

Кроме того, Жапаров напомнил, что в США еще в 1938 году приняли похожий закон о регистрации иностранных агентов. «Как нам известно, в этом законе статус иноагента предусмотрен не только для средств массовой информации, но и для других юридических и физических лиц. Нарушения — задержка регистрации или отказ от нее — чреваты не только административным, но и уголовным наказанием. В этой связи возникает вопрос: почему вам можно, а нам нельзя?» — пишет он. Киргизский лидер также призвал Вашингтон не вмешиваться во внутренние дела республики.

Что известно о законе об НКО

В Киргизии зарегистрировано около 30 тыс. некоммерческих организаций. Действующие власти считают, что некоторые из них расшатывают внутриполитическую стабильность. «Грантовые» СМИ формируют негативное общественное мнение, другие структуры спонсируют уличные выступления. По словам президента Жапарова, страна за годы независимости пережила уже две профинансированные из-за рубежа революции. «Если бы мы стали зависимыми от внешних сил, мы бы тоже выполняли их волю и ничего бы не смогли развивать в стране», — говорил он.

Первую попытку упорядочить работу НКО киргизские власти предприняли в июле 2021 года. Тогда парламент страны обязал некоммерческие структуры ежегодно отчитываться перед налоговыми органами об источниках финансирования, расходах и закупленном имуществе. При этом против нововведений уже тогда выступали западные дипломаты. Например, об обеспокоенности говорил посол Франции Франсуа Делауса. «Пусть получают миллиарды долларов, мы будем только рады, но они должны показывать, куда уходят деньги», — объяснял Садыр Жапаров.

Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров

Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров

Фото: РИА Новости/Павел Бедняков

В начале прошлого года депутаты разработали новые поправки. Так, парламентарии предложили создать реестр «иностранных представителей», в список должны войти структуры, которые получают зарубежное финансирование. Кроме того, авторы инициативы захотели дать властям дополнительные полномочия, в том числе разрешить за нарушение закона приостанавливать на полгода деятельность НКО. Наконец, решили запретить НКО участвовать в любой политической деятельности. За нарушение этого пункта предусматривается наказание в виде штрафа в размере 50–100 тыс. сомов (курс к рублю примерно один к одному) или лишения свободы до пяти лет.

Эти нормы вызвали ожесточенное сопротивление. Против выступили многочисленные западные структуры, среди них Amnesty International, Human Rights Watch, USAID, ОБСЕ и другие. Со своей стороны представители киргизских НКО стали писать обращения в иностранные посольства с предложением не выдавать визы тем, кто поддержит инициативу. Посол Великобритании Николас Боулер намекал, что введение санкций вполне возможно. Наконец, представители ЕС говорили, что в случае принятия закона международные доноры могут свернуть свои программы помощи Киргизии.

В результате процесс рассмотрения поправок оказался крайне тяжелым. В октябре прошлого года парламент одобрил нововведения в первом чтении. Только в конце января профильный комитет одобрил законопроект к рассмотрению во втором чтении. При этом позже в СМИ писали, что депутаты якобы проголосовали не за ту версию документа, а потому им придется переголосовать. Интересно также то, что список депутатов-инициаторов законопроекта со временем сократился вдвое, под ним осталось только 19 подписей.

Президент Жапаров, впрочем, уверен в своей правоте. «Мы преодолеваем сложный путь. Нас мучают более 30 стран. Говорят, чтобы не принимали закон, не подписывали его. Куда бы я ни поехал, мне говорят, что мы мучаем НКО и НПО. В трех-четырех странах я разозлился, начал задавать вопросы. Мне сказали, что они получают отчеты, знают, на что идут средства НКО. Спрашиваю: «А почему мы не должны получать такие отчеты? Или мы для вас люди второго сорта?» Тогда они сразу замолкают», — рассуждал он в конце декабря.

Что говорят эксперты

Киргизский политолог Денис Бердаков считает, что власти страны добьются принятия закона.

— Я объясню, почему процесс согласования документа идет так долго. Дело в том, что НКО-сектор является одним из важных работодателей в стране, в нем занято 70–80 тыс. человек. Поэтому для властей важно провести очень тонкую работу — не грести всех под одну гребенку, а отделить политические организации от остальных. Мы видим, что это в принципе удается. Я думаю, президент Жапаров и его команда доведут начатое до конца, — рассуждает он.

Директор центра экспертных инициатив «Ой Ордо» (Бишкек) Игорь Шестаков говорит, что закон об НКО пошатнет позиции США в регионе.

Бишкек

Фото: РИА Новости/Табылды Кадырбеков

— Для Вашингтона сеть некоммерческих организаций всегда была мощным рычагом влияния на общественно-политические события в нашей стране. Понятно, что сейчас в американской столице болезненно реагируют на происходящее. При этом я не думаю, что стоит ожидать каких-то демаршей, скандалов, разрыва соглашений и устоявшихся связей. Все-таки для США крайне важно сохранять свое влияние в Центральной Азии, не уступить здесь России и Китаю. Вероятно, американское руководство попытается найти какие-то новые способы влияния, — считает он.

Российский политолог Александр Кобринский подчеркивает, что сейчас сложно предсказать, примут в Киргизии закон об НКО или нет.

— Закон вполне разумный, государство вправе знать, откуда поступают деньги и на что тратятся, сейчас НКО, по сути, выведены из правового поля Киргизии. При этом борьба идет серьезная. Послы западных стран угрожают лишать виз депутатов и их родственников. В поддержку инициативы выступают Россия и Китай, которые заинтересованы в том, чтобы в регионе Центральной Азии сохранялась стабильность. Киргизским властям предстоят непростые решения, — заключает он.

https://nashkursk.com/