Восточно-Сибирское следственное управление на транспорте

Восточно-Сибирское следственное управление на транспорте

В сети появились кадры с места крушения пожарного вертолета Ми-8 в Якутии. Видео в своем Telegram-канале опубликовало Восточно-Сибирское следственное управление на транспорте Следственного комитета (СК) России.

На кадрах виден вертолет, совершивший жесткую посадку в лесополосе. В результате падения воздушное судно завалилось на правый бок. Борт получил серьезные повреждения: у него сломаны лопасти несущего винта и хвост, а на корпусе видно множество вмятин.

Информация о крушении вертолета Ми-8 авиакомпании «Полярные авиалинии», который выполнял тушение лесных пожаров, появилась 29 июня. Борт, направлявшийся из Усть-Майского района Республики Саха в Алданский, упал в лесополосе возле села Чагды. На воздушном судне находились три члена экипажа и 20 сотрудников «Авиалесоохраны». СК возбудил по факту крушения уголовное дело.

В результате происшествия госпитализировали 17 пострадавших. Двое из них находятся в крайне тяжелом состоянии, еще 13 — в тяжелом. Погибших нет.

Ранее 21 июня стало известно о пропаже в Якутии самолета Ан-2 с тремя людьми на борту. Воздушное судно все еще не найдено. 22 июня с экранов радаров пропал самолет Ан-30. Позже борт нашли в 70 километрах от села Оленек, где тот совершил жесткую посадку. В результате происшествия никто не погиб.
Петр Первый был особенно неравнодушен к душистым цветам и травам. При нем Летний сад в Петербурге стал образцом новых достижений в садово-парковом искусстве. Здесь было собрано все лучшее, что создали в Европе и смогли приспособить к условиям России. К этому же времени относят появление обычая дарить женщинам корзины с цветами. Правда, вплоть до девятнадцатого столетия такие подарки оставались диковинкой и радовали в основном актрис.

Состоятельные люди заказывали корзины цветов в «торжественных магазинах», а те, кто попроще, покупали букетики у уличных цветочниц — таких, как знаменитая бедная Лиза Карамзина. В Москве самым популярным местом торговли была Трубная площадь со стороны Цветного бульвара — собственно, поэтому бульвар и назвали Цветным. Барышни-цветочницы приезжали из предместий продать то, что сами вырастили, и показаться городским женихам.

К составлению букетов подходили щепетильно. Существовал специальный язык цветов, который охотно осваивали юные барышни и кавалеры.

Белый цвет считался признаком невинности, красный — страсти, желтый — разлуки или даже измены. Роза без шипов — любовь с первого взгляда. А увядшие цветы — признак болезни

Первый специализированный цветочный магазин открыл в 1883 году в Москве на Петровке купец Федор Ноев. В Подмосковье для этих целей он завел цветочное хозяйство, а в 1889 году заложил в окрестностях Сухуми питомник гиацинтов. Он же первым разработал логистику доставки живых цветов из Крыма и с Кавказа в Москву.

К 1917 году в городе было уже больше десяти магазинов, торгующих цветами. Так, напротив дома московского генерал-губернатора на Тверской улице находился торговый дом «Степанов, Сидоров и Виноградов», предлагавший букеты, корзины и венки.

Разгул «цветочной мафии»
Советский Союз цветы почти не импортировал. В столице были магазины «Польские гвоздики» (бывший магазин «Цветы Ильича») и «Цветы Болгарии», но душистый товар из братских республик соцлагеря завозился в них лишь по большим праздникам.

«Помню, меня как молодого сотрудника посылали перед 8 марта за цветами, дабы начальник мог поздравить женщин отдела, — вспоминает о «Польских гвоздиках» Татьяна Михалькова. — Приезжала на Ленинский проспект, 79 к открытию. К обеду ближе выползала с вожделенной охапкой, в продаже были красные и немножко белых гвоздик. Вот и весь выбор».

Стоили цветы, особенно перед 8 марта, совсем недешево, выбор был крохотный, но и запросы у людей скромнее. Появление и исчезновение цветов в магазинах и на рынках имело выраженную сезонность, что никого особенно не удивляло: с природой не поспоришь. Любимые советским человеком сорта цветов — розы, тюльпаны, гвоздики, мимозы — выращивали в южных республиках и везли на продажу в северные районы страны. Весной бабушки продавали букетики ландышей и охапки сирени, летом — пионы, георгины, крупные садовые ромашки и золотые шары со своих дачных соток, а осенью дети шли в школу с букетами астр, гладиолусов и хризантем.

Обычай дарить цветы на 8 Марта появился в СССР лишь в 1960-х.

В 1965 году этот день стал официальным выходным и с тех пор широко отмечался. Не одарить в этот день букетом единственную, любимую или просто близкую знакомую считалось в СССР стыдом и позором.

Цены на цветы взлетали, на чем «гости с юга» делали большие деньги. Цветочный бизнес контролировала «цветочная мафия» — в основном азербайджанцы, грузины и абхазцы. Последние торговали мимозой, которую везли тюками. Делалось это, разумеется, нелегально.

Главврач поликлиники, где я трудился молодым специалистом, был кавказцем. За определенные деньги он выписывал землякам больничные листы, и все время, пока они занимались продажей цветов в Москве, у себя дома считались тяжелобольными. Посадили его уже при Андропове

Евгений Новиков, хирург
Впрочем, на «цветочную мафию» в СССР смотрели сквозь пальцы. Цветов в стране не хватало.

Страна алых роз
Аскетизм повседневной жизни советского человека разбавлялся душевностью: «Нарву цветов и подарю букет той девушке, которую люблю», — пелось в популярной песне. Букет полевых цветов — колокольчиков, ромашек, васильков, собранный в лугах, — считался тогда проявлением трогательной искренности чувств, а вовсе не отсылом к «естественности» и «натуральности»

В цветовой гамме советский человек предпочитал красное.

«В начале перестройки я работала в Центре международной торговли в Москве, — рассказывает флорист Валентина Сафронова. — Там был один француз, такой воздушный, летящий, весь в ароматах. И он попросил меня показать ему место, где у нас растут цветы. Я его повезла в Измайловский совхоз, который занимался выращиванием срезки. Естественно, я позвонила директору, и он нас встретил в своем кабинете. Француз смотрит — за спиной у директора бюст Ленина стоит. Справа — переходящее красное знамя с орденом Ленина. Слева на стене алеют вымпелы с Лениным. Ильич тут, Ильич там… Как будто в секту попал. На обратном пути он меня спрашивает: “СССР — это страна красных цветов?” Я стала анализировать, и действительно: на 8 марта — красные тюльпаны, на 9 мая и 7 ноября — красные гвоздики, на свадьбу — алые розы, в школу идти — красные гладиолусы…»

Надо сказать, что эта традиция не изменилась до сих пор, но теперь носит более отчетливый сезонный характер. Цветоводы и продавцы цветов знают все обычаи и тенденции.

В холодное время года, особенно зимой, российские покупатели предпочитают красные, алые, багряные и розовые тона, а летом — более нежные: бледно-розовые, лимонные, белые и молочные

С началом перестройки появилась возможность привозить цветы, которых у нас раньше даже не видели. Когда из Болгарии привезли первые герберы, на них смотрели с удивлением: похожи на наши ромашки, но огромные, яркие и разноцветные. Оказалось, что и тюльпаны бывают не только красными и белыми.

«Когда мы стали возить первые группы в Голландию, — рассказывает туроператор Татьяна Москвина, — специально устраивали экскурсии на цветочные базары. Вытащить оттуда наших туристов было невозможно. Многие ехали ради того, чтобы купить какие-то вещи, а в результате везли домой коробки с луковицами тюльпанов и пакетики семян».

Постепенно привозных цветов в России становилось все больше. С ростом объемов импорта увеличивался ассортимент, а цена, естественно, снижалась. Конкурировать со странами, где в цветоводство вкладывались огромные деньги, а селекция проводилась не одну сотню лет, отечественные питомники, оставшиеся без поддержки государства, были не в состоянии. На грани выживания оказались знаменитые ботанические сады России, а в павильоне «Цветоводство» на ВДНХ открылся вещевой рынок.

Немногие энтузиасты продолжали заниматься сохранением и селекцией отечественных сортов цветов, но результаты их работы торговлю, где теперь крутились огромные деньги, не интересовали. Везти в страну готовые цветы — срезку — было выгоднее, чем выращивать их на месте в теплицах, пусть даже из готовых импортных саженцев и семян.

Идеальные условия для идеальных растений
Ситуация начала меняться в начале 2000-х. На смену первобытному чувственному капитализму пришли более осознанные товарно-денежные отношения. Заработанные на челночном деле деньги люди стали вкладывать в долговременные проекты, используя опыт наиболее продвинутых в отрасли зарубежных предприятий.
https://caribbeanfever.com/photo/albums/rt-dfg-fcg-hfgyhn-cfsrf-df

https://www.onfeetnation.com/photo/albums/sertfd-fgh-err5wesf-sdf-sd

http://paste.akingi.com/Z9uRHhc0

https://ctftime.org/team/193576/

https://bitbin.it/pADYwIdW/

https://paiza.io/projects/4BtKn-AGM7PkXZtX2v8lqA?language=php

https://ideone.com/qUuLyk

https://ctxt.io/2/AADgFbfIEg

https://pastelink.net/3g0y80xs

https://pastebin.fun/nnujvln5lk

https://rextester.com/PIUMT44578

https://pasteio.com/xhx177SUfmxk

https://paste2.org/e8PmDBHw

http://cpp.sh/8i2j7

https://challonge.com/zbdgtsss

https://caribbeanfever.com/photo/albums/erf-dsrfg-dfgdfg-dfg-dsf-dsfg-dfg

https://www.onfeetnation.com/photo/albums/ewrwe-rfwer-ewrt-qweqwd-qwd-swdf

http://paste.akingi.com/Fabr2l3y

https://ctftime.org/team/193574/
Кроме цветочного среза, география поставок которого максимально расширилась (Эквадор, Колумбия, Кения, Индия, Новая Зеландия), в России стали закупать семена, луковицы, корневища и саженцы цветов, строить свои теплицы. Причем строили их уже не случайные рабочие, а голландцы — под ключ.

Современная теплица — сложнейшее и дорогое агротехническое сооружение. Это изолированный от внешнего мира, идеально выстроенный биоценоз для идеальных условий роста и развития определенного вида растений, со своим микроклиматом и даже со специально выведенными насекомыми, которых специально закупают, с газогенераторами, которые не только вырабатывают электричество для освещения, но и нагревают воду для полива и производят необходимый для фотосинтеза растений газ СО2, правильную концентрацию которого еще и поддерживают.

Розы выращивают способом гидропоники — используется не грунт, а специальные маты из синтетического материала, напоминающего поролон. В них подаются тщательно дозированные питательные вещества, подкормки и лекарства. Сортировкой срезанных роз по длине стебля и размерам бутона занимается специальная машина стоимостью 650 тысяч евро.

Воронежские каннибалы
«Растения болеют, как и люди. Мы стараемся использовать не химические препараты, а биозащиту, — рассказывает Ирина Земцева, коммерческий директор подмосковного тепличного комплекса «Подосинки». — На вредных насекомых — клопов, клещей, тлю, которые питаются нектаром роз или подгрызают лепесток изнутри, — имеются свои насекомые-каннибалы. Всегда необходим баланс. Это как на болоте: убейте лягушек — и в районе произойдет вспышка малярии, а если уничтожить комаров, то от голода погибнут лягушки. Естественный баланс должен сохраняться».

Несколько лет назад всех нужных цветам насекомых приходилось покупать в Дании. Теперь энтомофагов научились выращивать в России. В Воронеже есть компания, где это делают очень умело, хотя пока и не в полном ассортименте.

В современных российских теплицах выращиваются миллионы цветов. В тех же подмосковных «Подосинках» работают три теплицы по три гектара каждая. Это девять гектаров, девять тысяч квадратных метров посадок. С одного квадратного метра роз ежегодно снимают от 150 до 600 цветков — в зависимости от сорта. Со всех девяти гектаров — 50-55 тысяч роз в день. Итого — около 20 миллионов роз 31 сорта в год.

По словам вице-президента республиканской производственно-научной ассоциации «Теплицы России» Александра Александрова, в России под выращивание цветов занято уже более 180 гектаров теплиц. Это немало, хотя для полного импортозамещения пока недостаточно. Но возможности для роста есть, и главное — есть люди, которые не только хотят, но и умеют работать.

https://nashkursk.com/