В полицию обратилась мать одного из детей, которая была

В полицию обратилась мать одного из детей, которая была

Пьяный житель Калининграда, взбешенный катающимися на самокатах детьми, открыл стрельбу во дворе жилого дома. Об этом сообщает региональное МВД на своем сайте.

На опубликованных ведомством кадрах видно, как мужчина производит два выстрела в воздух во дворе дома.

В полицию обратилась мать одного из детей, которая была свидетелем произошедшего. После изучения записей с камер видеонаблюдения был задержан ранее судимый 51-летний местный житель. Предварительно установлено, что разозлившийся россиянин использовал в качестве оружия аэрозольный пистолет.

При обыске в квартире задержанного помимо орудия преступления полиция обнаружила банку с порохом, а также 22 шумовых и сигнальных патрона.

Следователи возбудили дело по части 2 статьи 213 Уголовного кодекса («Хулиганство с применением оружия») УК России. Мужчине грозит до семи лет лишения свободы.

Ранее в Оренбурге россиянин устроил стрельбу из травматического пистолета на глазах у детей и женщин. Сначала он открыл огонь по машинам, а позже — в сторону местного Дворца творчества детей и молодежи.
Первый специализированный цветочный магазин открыл в 1883 году в Москве на Петровке купец Федор Ноев. В Подмосковье для этих целей он завел цветочное хозяйство, а в 1889 году заложил в окрестностях Сухуми питомник гиацинтов. Он же первым разработал логистику доставки живых цветов из Крыма и с Кавказа в Москву.

К 1917 году в городе было уже больше десяти магазинов, торгующих цветами. Так, напротив дома московского генерал-губернатора на Тверской улице находился торговый дом «Степанов, Сидоров и Виноградов», предлагавший букеты, корзины и венки.

Разгул «цветочной мафии»
Советский Союз цветы почти не импортировал. В столице были магазины «Польские гвоздики» (бывший магазин «Цветы Ильича») и «Цветы Болгарии», но душистый товар из братских республик соцлагеря завозился в них лишь по большим праздникам.

«Помню, меня как молодого сотрудника посылали перед 8 марта за цветами, дабы начальник мог поздравить женщин отдела, — вспоминает о «Польских гвоздиках» Татьяна Михалькова. — Приезжала на Ленинский проспект, 79 к открытию. К обеду ближе выползала с вожделенной охапкой, в продаже были красные и немножко белых гвоздик. Вот и весь выбор».

Стоили цветы, особенно перед 8 марта, совсем недешево, выбор был крохотный, но и запросы у людей скромнее. Появление и исчезновение цветов в магазинах и на рынках имело выраженную сезонность, что никого особенно не удивляло: с природой не поспоришь. Любимые советским человеком сорта цветов — розы, тюльпаны, гвоздики, мимозы — выращивали в южных республиках и везли на продажу в северные районы страны. Весной бабушки продавали букетики ландышей и охапки сирени, летом — пионы, георгины, крупные садовые ромашки и золотые шары со своих дачных соток, а осенью дети шли в школу с букетами астр, гладиолусов и хризантем.

Обычай дарить цветы на 8 Марта появился в СССР лишь в 1960-х.

В 1965 году этот день стал официальным выходным и с тех пор широко отмечался. Не одарить в этот день букетом единственную, любимую или просто близкую знакомую считалось в СССР стыдом и позором.

Цены на цветы взлетали, на чем «гости с юга» делали большие деньги. Цветочный бизнес контролировала «цветочная мафия» — в основном азербайджанцы, грузины и абхазцы. Последние торговали мимозой, которую везли тюками. Делалось это, разумеется, нелегально.

Главврач поликлиники, где я трудился молодым специалистом, был кавказцем. За определенные деньги он выписывал землякам больничные листы, и все время, пока они занимались продажей цветов в Москве, у себя дома считались тяжелобольными. Посадили его уже при Андропове

Евгений Новиков, хирург
Впрочем, на «цветочную мафию» в СССР смотрели сквозь пальцы. Цветов в стране не хватало.

Страна алых роз
Аскетизм повседневной жизни советского человека разбавлялся душевностью: «Нарву цветов и подарю букет той девушке, которую люблю», — пелось в популярной песне. Букет полевых цветов — колокольчиков, ромашек, васильков, собранный в лугах, — считался тогда проявлением трогательной искренности чувств, а вовсе не отсылом к «естественности» и «натуральности»

В цветовой гамме советский человек предпочитал красное.

«В начале перестройки я работала в Центре международной торговли в Москве, — рассказывает флорист Валентина Сафронова. — Там был один француз, такой воздушный, летящий, весь в ароматах. И он попросил меня показать ему место, где у нас растут цветы. Я его повезла в Измайловский совхоз, который занимался выращиванием срезки. Естественно, я позвонила директору, и он нас встретил в своем кабинете. Француз смотрит — за спиной у директора бюст Ленина стоит. Справа — переходящее красное знамя с орденом Ленина. Слева на стене алеют вымпелы с Лениным. Ильич тут, Ильич там… Как будто в секту попал. На обратном пути он меня спрашивает: “СССР — это страна красных цветов?” Я стала анализировать, и действительно: на 8 марта — красные тюльпаны, на 9 мая и 7 ноября — красные гвоздики, на свадьбу — алые розы, в школу идти — красные гладиолусы…»

Надо сказать, что эта традиция не изменилась до сих пор, но теперь носит более отчетливый сезонный характер. Цветоводы и продавцы цветов знают все обычаи и тенденции.

В холодное время года, особенно зимой, российские покупатели предпочитают красные, алые, багряные и розовые тона, а летом — более нежные: бледно-розовые, лимонные, белые и молочные

С началом перестройки появилась возможность привозить цветы, которых у нас раньше даже не видели. Когда из Болгарии привезли первые герберы, на них смотрели с удивлением: похожи на наши ромашки, но огромные, яркие и разноцветные. Оказалось, что и тюльпаны бывают не только красными и белыми.

«Когда мы стали возить первые группы в Голландию, — рассказывает туроператор Татьяна Москвина, — специально устраивали экскурсии на цветочные базары. Вытащить оттуда наших туристов было невозможно. Многие ехали ради того, чтобы купить какие-то вещи, а в результате везли домой коробки с луковицами тюльпанов и пакетики семян».

Постепенно привозных цветов в России становилось все больше. С ростом объемов импорта увеличивался ассортимент, а цена, естественно, снижалась. Конкурировать со странами, где в цветоводство вкладывались огромные деньги, а селекция проводилась не одну сотню лет, отечественные питомники, оставшиеся без поддержки государства, были не в состоянии. На грани выживания оказались знаменитые ботанические сады России, а в павильоне «Цветоводство» на ВДНХ открылся вещевой рынок.

Немногие энтузиасты продолжали заниматься сохранением и селекцией отечественных сортов цветов, но результаты их работы торговлю, где теперь крутились огромные деньги, не интересовали. Везти в страну готовые цветы — срезку — было выгоднее, чем выращивать их на месте в теплицах, пусть даже из готовых импортных саженцев и семян.

Идеальные условия для идеальных растений
Ситуация начала меняться в начале 2000-х. На смену первобытному чувственному капитализму пришли более осознанные товарно-денежные отношения. Заработанные на челночном деле деньги люди стали вкладывать в долговременные проекты, используя опыт наиболее продвинутых в отрасли зарубежных предприятий.

Кроме цветочного среза, география поставок которого максимально расширилась (Эквадор, Колумбия, Кения, Индия, Новая Зеландия), в России стали закупать семена, луковицы, корневища и саженцы цветов, строить свои теплицы. Причем строили их уже не случайные рабочие, а голландцы — под ключ.

Современная теплица — сложнейшее и дорогое агротехническое сооружение. Это изолированный от внешнего мира, идеально выстроенный биоценоз для идеальных условий роста и развития определенного вида растений, со своим микроклиматом и даже со специально выведенными насекомыми, которых специально закупают, с газогенераторами, которые не только вырабатывают электричество для освещения, но и нагревают воду для полива и производят необходимый для фотосинтеза растений газ СО2, правильную концентрацию которого еще и поддерживают.

Розы выращивают способом гидропоники — используется не грунт, а специальные маты из синтетического материала, напоминающего поролон. В них подаются тщательно дозированные питательные вещества, подкормки и лекарства. Сортировкой срезанных роз по длине стебля и размерам бутона занимается специальная машина стоимостью 650 тысяч евро.

Воронежские каннибалы
«Растения болеют, как и люди. Мы стараемся использовать не химические препараты, а биозащиту, — рассказывает Ирина Земцева, коммерческий директор подмосковного тепличного комплекса «Подосинки». — На вредных насекомых — клопов, клещей, тлю, которые питаются нектаром роз или подгрызают лепесток изнутри, — имеются свои насекомые-каннибалы. Всегда необходим баланс. Это как на болоте: убейте лягушек — и в районе произойдет вспышка малярии, а если уничтожить комаров, то от голода погибнут лягушки. Естественный баланс должен сохраняться».

Несколько лет назад всех нужных цветам насекомых приходилось покупать в Дании. Теперь энтомофагов научились выращивать в России. В Воронеже есть компания, где это делают очень умело, хотя пока и не в полном ассортименте.

В современных российских теплицах выращиваются миллионы цветов. В тех же подмосковных «Подосинках» работают три теплицы по три гектара каждая. Это девять гектаров, девять тысяч квадратных метров посадок. С одного квадратного метра роз ежегодно снимают от 150 до 600 цветков — в зависимости от сорта. Со всех девяти гектаров — 50-55 тысяч роз в день. Итого — около 20 миллионов роз 31 сорта в год.

По словам вице-президента республиканской производственно-научной ассоциации «Теплицы России» Александра Александрова, в России под выращивание цветов занято уже более 180 гектаров теплиц. Это немало, хотя для полного импортозамещения пока недостаточно. Но возможности для роста есть, и главное — есть люди, которые не только хотят, но и умеют работать.

В 2021 году в России вырастили около 340 миллионов штук цветов — на 25 процентов больше, чем в 2020 году. С 2016 года производство цветов выросло на 68 процентов. Доля отечественных роз, тюльпанов и других цветов на рынке уже составляет 20 процентов и постоянно увеличивается

«Российский рынок тюльпанов — очень серьезный»
Именно из-за стремительного роста российский рынок очень важен для Голландии — крупнейшего цветочного игрока. Около 40 процентов выращенных в Нидерландах луковиц тюльпанов и саженцев роз едут в наши теплицы. Для Нидерландов это одна из важнейших статей дохода, и кто больше пострадает от санкций — продавец или покупатель, — это еще вопрос. Вот один из примеров.

«Мы расширяемся, купили две новые теплицы под розы по шесть гектаров каждая и сейчас их модернизируем, — рассказывает Ирина Земцева. — В октябре 2021-го сделали в Голландии заказ на саженцы, потому что это нужно делать заранее. Они для нас их вырастили, но ситуация такова, что мы их не можем теперь получить. И что они с ними будут делать? И что мы? Наверное, нам придется самим розу черенковать. Да, это не совсем грамотно, это будет немного по рабоче-крестьянски сделано, потому что каждый должен заниматься своим делом. Думаю, мы потеряем примерно 20 процентов черенков — это если быть оптимистами. Конечно, мы сообщим об этом голландцам, конечно, мы выплатим им роялти за сорта. Но, естественно, в убытке будем и мы, и они».

Цветочный бизнес выстраивался многие годы. У него есть четкое разделение труда и обязанностей. Есть налаженные связи, доверие партнеров, логистические цепочки. Санкции разрушают все и приносят убытки всем. Представьте себе: чтобы заменить один сорт роз в теплицах подмосковных «Подосинок», нужно 200 тысяч саженцев. Помимо их стоимости, российская сторона должна выплатить голландской компании, выводившей данный сорт, роялти — 1,1 евро за каждый саженец. Итого — 220 тысяч евро только за авторские права на один сорт роз. Немалые деньги и сложный бизнес.

«Российский рынок для производителей тюльпанов — очень серьезный, — считает президент ассоциации «Теплицы России», депутат Госдумы Алексей Ситников. — И куда теперь голландцы будут девать свою луковицу? Им придется искать пути, чтобы продолжать продавать ее в России. Сегодня мы проводили итоговое собрание ассоциации, и голландские селекционные компании заявили, что они не собираются уходить с нашего рынка. Они работали с Ираном, когда против него ввели санкции, продолжат теперь работать и с нами».

Вы что думаете, они назло маме себе язык отморозят, приложив его зимой к качелям? Так фермеры никогда не поступят. Это же их единственный источник дохода, да еще на фоне нынешней стоимости газа. Их огурец и томат по той цене, которую они выставляют, никому не нужен. Значит, будут искать пути, выстраивать логистику. Никуда они не денутся

Алексей Ситников
президент ассоциации «Теплицы России», депутат Госдумы
«Мы умеем, мы хотим, и мы сможем это сделать»
Представим себе худший вариант. Евросоюз выкатил голландским цветоводам ультиматум или каким-то образом смог компенсировать им убытки, и они полностью прекратили поставки в Россию. Что наши цветоводы могут предпринять в этом случае?
https://www.gcclp.org/profile/xix-mediterranean-games-2022-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/xix-mediterranean-games-2022-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/mediterranean-games-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/mediterranean-games-2022-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/chess-candidates-tournament-2022-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/chess-candidates-tournament-2022-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/fide-candidates-chess-tournament-2022-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/fide-candidates-chess-tournament-2022-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/fide-candidates-tournament-2022-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/fide-candidates-tournament-2022-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/xix-juegos-bolivarianos-valledupar-2022-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/xix-juegos-bolivarianos-valledupar-2022-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/2022-valledupar-bolivarian-games-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/2022-valledupar-bolivarian-games-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/bolivarian-games-valladupar-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/bolivarian-games-valladupar-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/2022-summer-world-university-games-chengdu-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/2022-summer-world-university-games-chengdu-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/2022-summer-universiade-live-coverage-on-gutv-01-july-2022/profile
https://www.gcclp.org/profile/2022-summer-universiade-live-scores-on-gutv-01-julye2022/profile

«Раньше было удобнее привозить посадочный материал из Голландии. У них много самых разнообразных готовых сортов, поэтому никто в России селекцией и производством луковиц не занимался. Теперь пришло время. — Алексей Ситников настроен оптимистически. — У нас есть прекрасные климатические условия для разведения тюльпанов на Кубани и в Ставропольском крае. В конце прошлого года мы доработали механизмы поддержки производителей цветов, предоставив возможность привлечения инвестиционных кредитов на постройку теплиц. В 2015 году аналогичная мера позволила нам быстро нарастить площади под овощи. В результате мы больше не импортируем огурец и существенно снизили долю импортного томата. То же самое мы можем сделать и для цветов. Хотя, конечно, на это потребуется больше времен».

Время для того, чтобы занять освободившийся рынок, российским компаниям, безусловно, необходимо. Но результаты уже есть, и далеко не только в Подмосковье и на Кубани. Цветы и декоративные растения выращивают во многих регионах Центральной России в открытом грунте. На месте бывших колхозных полей, еще недавно покрытых зарослями борщевика, появляются поля астр, пионов, хризантем.

В Сарапуле компания «Цветы Удмуртии» успешно развивает производство 30 различных сортов роз на плантации в 15 гектаров, из которых 6 занимает современный оранжерейный комплекс. Проектная мощность комплекса — более 12 миллионов штук роз в год.

В Кабанском районе Бурятии в теплице на берегу Байкала ежегодно выращивают десятки тысяч орхидей. В ассортименте — больше 20 сортов, многие из которых считаются коллекционными. А ведь орхидея — одно из самых капризных и прихотливых растений.

«По сравнению с тем, что происходит в мире, наши проблемы — это мелочь, все можно решить, — уверена Ирина Земцева. — Да, чуть снизим уровень качества, потому что придется что-то делать на коленке. Наверное, немного повысится себестоимость, но перед нами сейчас открывается сумасшедший рынок: на начало 2022 года доля отечественного производителя составляла всего около 20 процентов. Конечно, в силу нашего географического положения и климата мы никогда не будем массово производить в России экзотические растения, но розу, лилию, хризантему, альстромерию, гвоздику, тюльпаны, нарциссы, пионы мы можем спокойно произвести. Мы умеем, мы хотим и мы сможем это сделать. Сейчас нам нужно немного отряхнуться от этих «не могу» — и вперед и с песней! Я вас уверяю, 1 сентября уже этого года у нас будет большой прирост производства отечественных цветов. Можете приехать 22 августа и сказать: “Земцева, ты обещала!” И сами все увидите».

https://nashkursk.com/